yandex-verification: daca99d2826c9d82
  • LieTest

Психофизиологические процессы, сопровождающие ложь



Как отмечалось выше, в рамках используемых в настоящей работе понятий акт лжи можно рассматривать, прежде всего, как форму избегающего поведения, обусловленного стремлением удовлетворить актуальную потребность избегания возможного ущерба в широком смысле этого слова, то есть не понести потери в результате того, что какой-то скрываемый факт станет известен кому-либо еще. Акт лжи следует также рассматривать как индивидуально-специфический результат уникального стечения для человека внутренних и внешних условий, делающих его необходимым. Вместе с тем универсальным для него является то, что он реализуется через сферу сложившихся к этому моменту определенных потребностно-мотивационных отношений.


Акт лжи, как и любое целенаправленное действие человека, в самой своей основе обусловлен наличием определенных потребностей. Чаще всего в его основе лежит потребность избегания, например, наказания, которое может иметь место в случае раскрытия истины. Согласно классификации П. В. Симонова эта потребность относится к категории “потребностей сохранения”. Уже после свершения акта лжи или в процессе его совершения появляется дополнительная потребность - избежать наказания не только за скрываемое, но и за сам факт лжи. В соответствии с теорией П. В. Симонова величина этой “потребности сохранения” определяется, с одной стороны, суровостью возможного наказания, а с другой, субъективной вероятностью ее удовлетворения, то есть оцениваемыми лжецом шансами избежать этого наказания с помощью применения лжи. В совокупности все эти факторы определяют силу переживаемой человеком в процессе лжи эмоции страха разоблачения, которая, в свою очередь, порождает внешние психофизиологические признаки, доступные для обнаружения.


Рассматривая гипотезу "возможного наказания" в качестве объяснения причин появления психофизиологических признаков неискренности, американский психофизиолог Дэвис писал: "Ложь часто технически представляет собой реакцию избегания (наказания) с вероятностью успеха значительно меньше единицы, но в то же время она является единственным действием, которое может вообще иметь успех. Физиологические проявления являются следствием реакции избегания с низкой вероятностью подкрепления. Низкой, но не нулевой... Если теория верна, то следует предположить, что физиологическая реакция всегда сопровождает состояние неопределенности". Эти рассуждения близки концепции Симонова в той части, которая касается всех потребностей сохранения.


Следует упомянуть, что существует несколько теорий, объясняющих возникновение психофизиологических признаков в процессе лжи. Рассмотрим кратко и с критических позиций некоторые теории, предлагавшиеся для объяснения возникновения психофизиологических реакций у человека при произнесении лжи. Остановимся при этом на точках зрения двух исследователей, сформулировавших свои концепции с интервалом почти в 25 лет. В 1961 году упомянутый выше американский психофизиолог Р. Дэвис высказал три гипотезы, объясняющие возникновение психофизиологических реакций у человека, дающего ложные ответы во время испытания на полиграфе. В качестве первопричины этих реакций он назвал страх перед возможными последствиями, если вдруг откроется скрываемая правда. Чем большую угрозу для благополучия проверяемого представляют эти последствия (арест, финансовые потери и т.д.), тем большее чувство страха будет переживать он, и тем сильнее будет возбуждаться симпатический отдел его вегетативной нервной системы, приводя к возникновению соответствующих физиологических сдвигов.


Данная гипотеза представляется вполне убедительной, когда речь идет, например, о ситуациях при проверке на полиграфе в реальных условиях, например при уголовных расследованиях, однако она с трудом может быть использована для объяснения появления психофизиологических реакций, сопровождающих ложь, в самых простых и безобидных лабораторных экспериментах, в которых испытуемые, очевидно, не испытывают особенно большого страха, например, когда скрывают задуманную цифру. Поэтому очевидно страх перед последствиями разоблачения не может выступать в качестве единственной причины появления физиологических реакций, сопровождающих ложь. В связи с этим в качестве второй причины психофизиологического реагирования Дэвис предполагает возникновение внутреннего конфликта между выработанной в процессе воспитания индивида "моральной ориентацией" на искренность и обусловленной обстоятельствами необходимостью лгать (ниже будет показано, что с психофизиологической точки зрения этот конфликт представляет собой переживание эмоции вины). Данный конфликт, по мнению автора, так же приводит к активации симпатической нервной системы и соответствующим физиологическим проявлениям. Эта гипотеза представляется вполне логичной, однако она также является ограниченной, поскольку не может объяснить возникновение физиологических реакций при лжи у патологических лжецов и ярко выраженных психопатов, которые, как известно, не испытывают ни страха, ни моральных затруднений, когда обманывают других людей.


Наконец, в качестве третьей причины возникновения физиологических реакций при лжи Дэвис называет механизм условного рефлекса, который при постановке значимых вопросов в ходе испытания на полиграфе или скрытной психофизиологической проверки на искренность вызывает у человека примерно тот же уровень эмоционального возбуждения, что и в момент совершения скрываемого им проступка.


Другой известный американский исследователь, психолог из Калифорнийского университета (Сан-Франциско) П. Экман, исходя из общепсихологических рассуждений, доказывает, что главной причиной возникновения психофизиологических реакций при лжи является переживание человеком двух основных эмоций - страха разоблачения и вины за ложь. Его позиция представляется логичной и обоснованной, однако она все же в определенной мере статична, так как не раскрывает динамики психофизиологических механизмов возникновения указанных, а также других эмоций у лгущего человека. Этот недостаток устраняется, если для обсуждения рассматриваемого явления привлечь потребностно-информационную теорию эмоций академика П. В. Симонова, в кратком виде изложенную в другой нашей работе.


ХХХХХХХХХ


Сопровождающие ложь эмоции


Совершенно очевидно, что ложь, вероятность успеха которой составляет 100%, вряд ли вызовет у лжеца много эмоциональных переживаний и сопутствующих психофизиологических реакций. Точно так же ложь, которая совершенно не имеет шансов на успех (с вероятностью равной нулю), вряд ли будет приводить к этим реакциям. Таким образом, в результате можно говорить о так называемой "U"-образной зависимости силы эмоции и соответствующей ей психофизиологической активации от величины потребности избегания (успеха лжи) и вероятности ее удовлетворения. Наиболее ярко будет проявляться средний диапазон (вероятность около 0.5), отражающий максимальную неопределенность успеха лжи и соответствующий наибольшей силе эмоциональной реакции.


Как следует из потребностно-информационной теории эмоций, при наличии конкурирующих потребностей удовлетворение одной из них часто приводит к невозможности удовлетворения другой, что и порождает качественно соответствующие этой второй потребности отрицательные эмоции. Так, акт лжи, направленный на удовлетворение потребности избегания (например, наказания), одновременно приводит к неудовлетворению так называемой “социальной потребности развития”, а именно, потребности следовать принятым в данном обществе нормам, в частности, быть честным и говорить правду. Неудовлетворение этой потребности приводит к возникновению эмоции вины, которая в ряду базовых эмоций человека является разновидностью эмоции страдания (горя). Выраженность эмоции вины определяется силой указанной потребности следовать нормам и зависит от многих факторов, рассматриваемых ниже.


Наконец, успех лжи, по крайней мере, субъективная оценка этого успеха человеком, который с помощью лжи выпутался из трудной ситуации, сопровождается резким приростом вероятности (практически до 1) удовлетворения имевшейся у него потребности сохранения, которая до этого момента составляла основу для возникновения эмоции страха. Этот прирост вероятности в совокупности с силой потребности неизбежно приводит к появлению положительной эмоции радости и сопровождающих её признаков, что неоднократно отмечалось при проведении конкретных мероприятий по психофизиологической проверке на искренность.


Таким образом, применение потребностно-информационной теории оказывает, что при лжи у человека неизбежно могут возникать изолированно или совместно, по крайней мере, три категории базовых эмоций - страха, вины и радости, которые П.Икман и назвал "эмоциями лжи" [ ], а другие авторы именуют "расшифровывающими ложь эмоциями" [ ].

Просмотров: 0Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все